Сложности перевода


    С ростом популярности Тайцзицюань на книжных прилавках начало стремительно появляться множество разнообразной печатной продукции, посвященной в той или иной степени подробности описанию системы одного из внутренних стилей китайских боевых искусств – Тайцзицюань. А поскольку эта популярность уже давно вышла за пределы Поднебесной, то книги по Тайцзицюань стали писать и в других странах. В следствии этого книжного бума, благодаря все тому же неувядающему интересу и неплохому взаимодествию и связям между разными странами и континентами в России полки книжных магазинов уже просто ломятся от книг не только переведенных с китайского, но и с английского, немецкого,... а так же от огромного количества переведенных книг на русский с китайского-английского и т.д.
    При этом безусловный плюс быстрого заполнения пространства всевозможной информацией скрадывается порою невысоким качеством данной информации. Ведь для перевода с китайского мало быть хорошим знатоком языка, необходимо не просто переводить, а понимать смысл написанного. Ситуацию также осложняет и тот факт, что основные первоисточники по теории и практике Тайцзицюань были написаны задолго до введения в Китае современного письменного языка. А поскольку древне-китайский язык (вэньянь) довольно лаконичен и не изобилует пояснительными и структуирующими служебными знаками, то для адекватного перевода необходимы знания и вэньяня и эпохи написания конкретного трактата, а так же хорошо разбираться в старых иероглифах, понимать их этимологию.
    Эту ситуацию неплохо описывает известный китаевед и переводчик М.М. Богачихин. Вот например: «Обращаясь к первоисточникам, автор (М.М.Богачихин – прим. автора статьи) приводит многочисленные выдержки из старых книг. Нередко это четырехсложные или другие краткие формулы (в переводе приходится добавлять союзы и предлоги). В это прокрустово ложе полустихов предшественники закладывали смысл часто аллегорично, с намеком, что даже китайского читателя принуждает долго разбираться и вчитываться, поломать голову, писать комментарии. Человеку, не владеющему традицией китайских воинских искусств, не разобраться». Или еще хороший пример: «Особенность китайского корневого языка – отсутствие времени, рода, склонений, спряжений. Не зная досконально, что задумал автор, можно переводить самыми разными способами. Например, ици: и – один, ци – или энергия вообще, или жизненная энергия человека. Можно переводить: одна энергия, единая энергия, единение энергий... и т.д. Не просто переводить глаголы: то ли третьим лицом (делают, атакуют), то ли повелительной формой (делай, атакуй)... Бывает так же, что в ушу смысл иероглифа совсем не тот, что в другом контексте.»
    Как видно проблем с переводом с китайского языка хватает. При этом в самом Срединном Государстве ситуация не многим отличается, не так уж много и там специалистов, отвечающих всем описанным требованиям. Что уж тут говорить о других странах?! К сожалению, за перводы книг сейчас берутся люди, только лишь знающие язык и в основном английский (переводы с английского ранее переведенных с китайского книг и статей). Именно отсюда (от незнания основ пиньинь и путунхуа) и возникают необычные, а порою и забавные по своей сути различия в понимании, терминологии и даже в самом названии системы Тайцзицюань.
    Из книг, переведенных с английского перешли к нам, например, названия «тай чи», и «тайчи-чуань». При этом, если взять за основу данное произношение и порыскать по словарям, то получится весьма забавный перевод: «тайчи (太吃)» – великое обжорство. Или «тайцзы (太子)» - великий я (персона), «тайчжи (太吱)» - сильнейший щебет... Довольно далеко от «тайцзи (太极)» - великий предел. А ведь к названиям стиля, системы и даже каждого отдельного движения китайцы относились весьма и весьма серьезно, вкладывая в них самую суть. Так и традиционный Тайцзицюань носит это название исключительно благодаря исползованию в стиле определенных, свойственных только ему, принципов.
При перепечатке материалов как целиком, так и их части ставьте ссылку на наш сайт!
За разрешением перепечатки обращайтесь, пожалуйста, к нам.